0

Земляки



Попалась на глаза заметка одной бабы про свой родной город, от 2002 года. Прошло 12 лет. Сейчас уже читаешь это небольшое повествование — и даже не удивляешься нисколько, настолько всё очевидно и обыденно…
В этом провинциальном городке я бываю нечасто, а раньше проводила здесь каникулы, подолгу жила у тети, давно ушедшей из жизни. Приезжая, хожу по дорогим мне местам. Вот здесь, в старом купеческом доме на берегу реки, был детский клуб, где мы с сестрой учились вязать и шили куклам наряды. Интересно, что там сейчас? По обновленному фасаду понимаю, что далеко не детский клуб. Подхожу ближе — так и есть. Вязью и кириллицей сообщается, что здесь находится культурный центр одной из кавказских стран-республик. Захожу, коридор пуст, на одной из дверей вижу табличку: «Руководитель центра Ашот Гургенович...» Стучусь, мне открывают дверь. Развалившийся в кресле молодой толстый мужчина, забросивший ноги на стол (поза некомфортная для его комплекции, но, видимо, так сидеть «круто», и он ради этого терпит неудобство), разговаривает по телефону. Увидев меня, дает рукой отмашку: мол, выйди.
Я остаюсь, принципиально не понимая столь грубый язык жестов. Должный быть в силу своего положения самым культурным из соплеменников, мужчина усугубляет впечатление о себе: его долгая эмоциональная крикливая речь понятна лишь по части обильно вкрапляемых матерных слов. После пятнадцати минут ожидания я стучу по столу, привлекая внимание словоохотливого босса. Закончив разговор, он, весь багровый от ярости, рыкает: «Что надо?» Говорю, что хотела бы подробнее узнать о работе центра. Мое невинное любопытство отбивает у Ашота Гургеновича дар речи. Наконец, вместо ответа вновь следует вопрос: «Зачем тебе?» Вообще, «культурный» кавказец и внешностью, и повадками, и речью чересчур похож на обычного бандита, каковым, скорее всего, и является, прикрываясь громко звучащей должностью.
Объясняю, что хотела бы больше знать о его стране и ее культуре, а также о назначении этого центра: зачем он нужен в самом сердце России, кого объединяет и чем занимаются его сотрудники. «Это секретная информация»,— ошарашивает меня Ашот Гургенович. Возражаю ему, что деятельность общественной организации секретной быть не может — напротив, информация об этом должна быть максимально доступной любому интересующемуся общественнику, например, мне. Отметив минутой оцепенелого молчания мою вызывающую наглость, руководитель сообщает, что цель культурного центра — укреплять кавказско-русские связи, знакомить русских с культурой страны, не давать самим кавказцам ее забывать. Вежливо прошу показать мне устав и ознакомить с планом мероприятий. Налитый кровью Ашот Гургенович явно горит желанием вышвырнуть меня со своей суверенной территории, но мое абсолютно спокойное поведение и слово «общественница» явно напрягают его, и он остерегается откровенно грубить, не говоря уже о применении силы.
«Все у моего заместителя. Его сейчас на месте нет». Настаиваю, чтобы он хотя бы устно сообщил, что делал и делает центр, что за культурные мероприятия им проводятся. Попытки все снова свалить на отсутствующего заместителя пресекаю вопросом, чем же занимается он сам — его должность ведь штатная, оплачиваемая. Чем он, собственно, в таком случае руководит? Слышу лепет о вечерах отдыха и проведении традиционных обычаев и ритуалов (свадьбы, крестины), пополнении библиотеки книгами на родном языке, помощи в получении квартир (вот как?!) и путевок в санатории.
Какие средства, кроме государственного финансирования (Россия оплачивает такие национальные центры), используют? Оказывается, спонсируют местные национальные предприниматели. То есть кавказцы собираются на свои дни рождения, свадьбы, крестины (что делаем порой и мы), поют и пляшут — а это называется укреплением культурных связей, углублением традиций и финансируется российским государством, то есть всеми нами. Что касается спонсорства ашотов ашотами, тоже любопытно получается: благотворители оплачивают застолья соплеменников, лишая наших бюджетников средств, поскольку через такие центры удобно уходить от налогов, государственный бюджет составляющих.
Вслух изумляюсь, как им удается обеспечивать приезжающих сородичей квартирами. «Мы — беженцы! Мы все потеряли, и если Россия хочет называться цивилизованной страной, она обязана предоставить нам нормальные условия для жизни». Спрашиваю, откуда беженцы. «Из Карабаха!»— восклицает Ашот Гургенович с трагическим лицом. Интересуюсь, почему сбежали не на родину, где их страстное желание развивать свой язык и культуру было бы удовлетворено естественным путем и в полной мере. Тем более, что другие страстотерпцы убежали из их республики, и таким образом два взаимно бегающих друг от друга народа взаимоосвободили жилье и рабочие места. Вы — туда, они — сюда. Да еще и резерв есть — русских выгнали и те, и другие. Не странно ли, что беженцы направили свои стопы не на родину, о свободе которой так стенали, а в страну, об освобождении от которой так стенали? Почему же родную землю Ашот Гургенович с компанией предпочитают любить на расстоянии? Кто теперь чинит препятствия их воссоединению с родиной?
«Сейчас у нас очень плохое экономическое положение, нет смысла туда ехать. Может, когда будет лучше, уедем». Интересно, даже родину бросили в трудные годы обретения и становления независимости, о которой так мечтали,— какими же жителями-гражданами они будут для чужой им России? Эти мои мысли вслух вызывают у визави неконтролируемый взрыв ярости. Я обвиняюсь в фашизме (как же без этого?), национализме и взрыве нью-йоркских башен. Я в ответ удивляюсь, почему спрашивать у гостя, зачем он пожаловал в мой дом и что здесь делает, является признаком национализма. «Вы, русские, все такие! Завидуете нам, потому что мы умнее, деловитее, у нас денег больше. Но нас скоро здесь будет больше, чем вас!” Далее следуют угрозы мне лично, слова о проломленной башке и т.д.
Я спокойно достаю из сумки маленькое радио и говорю, что это диктофон, на который я все записала. Благодарю за интервью, встаю и направляюсь к двери. На этом диалог культур закончился, а инициированное мною укрепление кавказско-российских связей завершилось. Зная эту публику, даже не оборачиваюсь, поскольку вид струхнувшего директора никакого удовольствия мне не доставит.
Не знаю почему, но настроение, с которым я уезжала на автобусе из дорогого мне города, было хорошим.

Комментарии (22)

+2
они не чурки, господа будте политкорректными
коротко опиленное бревно!!!
+2
… они не чурки, господа будте политкорректными
хуйевознат, со стороны послушать — пидары, офЦЦеёбы и пр.
мине пришлось некоторое время в 90-х посотрудничать сними.
одно время магазин 1000 мелочей и др. были под ними. я решал с ними кой-какие техвопросы. впечатленье осталось самое песдатое. перезванивались некоторое время,
помогали друг-дружке.
на день ВМФ подарили мине вазу охуенную с яхтами и парусаме,
разведка ихняя видимо доложыла про мои слабости, а я как последний подонок, сЦЦуко,
оставил их без своих проздравлений, боялси фсё обидеть их своим дремучим незнаньем чечьнёвово этикета, каюсь блеять
+1
прабабка моих детей (царство небесное) во времена СССР ездила в Чечню просто так — с мужем больным отдохнуть у председателя колхоза.
Говорит, что приняли так, словно мы самые любимые родственники нах.
Я скоса с т.н. чурками общался — меня кинули всего один раз. Причом я этого человека нашол и блять, давил его на машине даже гыгыгы не насмерть. Но это единичный случай, в основном все было заебись.
+1
брехня, Ашот Гургенович очень уважаемый человек
+2
Да хер ли… бульварная пресса. Им лишь бы человека оклеветать. А сама под статьёй даже не подписалась.
0
можэт просто фотошоп, кстати.
+2
«Где родился, там и пригодился»-русская пословица.
«Где хлеб-там и родина»-главная армянская пословица.
Хлеб у них здесь, в России.
На рамблере пару дней назад смотрел, как армяне в
Минводах в больнице в приемном покое забили насмерть
русского парня.40 чурок против одного.
По ходу это действительно их родина.
Слава правительству, ментам и всем, кто зарабатывает на
хлебушек в этой неумытой россии.
+2
Овцеёбы и есть овцеёбы, тугие уёбища, мне кореш приколол такую хуйню: в конце 90-х пришёл из армии, работы нет — да нихуйя нет… и тута опиленные брёвна чурки предложили работу по переработке макулатуры главным… прохуярил месяц почти без выходных, заплатили 30% обещаной зарплаты, он ественно ахуел, но понял, что рыпаться пока рано… пропив данную сумму он с братвой прикупили в элитном магазине зажигалку в виде аффтомата КАЛАШНИКОВА и пришли в овчарню офис етаго чурки… рассказали, что гавнищем волокло за версту!
+3
Чурки (я настаиваю) понимают только язык грубой силы, с ними нельзя по хорошему. Они пользуются тем, что половина русских терпилы, отсюда столько гонора. Часто сбиваются в стаи. Животных надо дрессировать, а особо бешеных усыплять.
+3
Можно общаться с ними на языке денег, но это пока они заинтересованы в собственной выгоде.
+3
Хочу добавить, что сам я не являюсь борцуном с наплывающими иноземцами, рабочая сила — хорошо. Но очень уж гложит слышать «я твой мамка ябаль, дом труба шаталь. Рюсский свинья!» и видеть, как они себя ведут. И когда-нибудь, я уверен, и мне придётся столкнуться с нерусем, и я не уверен, что сумею сдержать себя в руках, слишком уж поднакопилось обиды за русских и родину.
+1
Дак и русей дохеа понаехало… братьев наших меньших блять… Скоро коренным жителям только многочисленные хуи приезжих сосать придется… во всем уступать, помогать
+1
обидеть их своим дремучим незнаньем чечьнёвово этикета, каюсь блеять
А я почему то думал, что «штуку»(1000 мелочей) ингуши держат, до сих пор.
Была у меня как то заруба с армянами, которые дороги строят во дворах.Один их горе водитель на грузовике, задел мою припаркованную ласточку(Клюгер)бортом, сука. Ну я вышел вытащил этого гастера, он все понимает, вину признает и мычит, я ему говорю зови старшего.Тут ко мне скоро залетает стадо армян грязных и начинают орать, что то типа, да они не виноваты, а за простой грузовика я буду платить. Громко матерясь и размихавая руками, я их выслушиваю и спрашиваю, кто тут базар типа держит))))).Тут на мои ясны очи появляется оно, грязное, гудроном пахнущее и говорит я хозяин, все пыздэц машина уезжает, ей работать надо.Я его спрашиваю хорошо ли он подумал, тот говорит что да и они заткнувшиеся уезжают.
Я звоню гайцам, говорю мол так вот и так, машину разбили, с места происшествия гастер скрылся, номер такой то машины.Мой сотовый такой то.Проходит где то час, на моем сотовом раздается звонок, типа я хозяин этой организации, машину вкрепили на Трактовой угнали на штраф.стоянку, а водителя в тигрятник.Типа давай решим вопрос.Я ему приезжайте, вот адрес.Приезжает толстый армян, весь такой лащенный на жирной немецкой машине, ни слова мата и начинает мне предлагать какие то маленькие деньги, я не соглашаюсь.Предлагаю вызвать своего мастера из сервиса(а он уже заряжен), приезжает мастер, считает сумму ущерба, договариваемся.И в конце я приклеиваю еще половину от оговоренной суммы, за время, нервы и все такое.Он не понимает, я ему рассказываю про этого гудронного хозяина, его через 20 минут привоязят, это был пиздец он не знал под какую лавку залезть.
Деньги за ремонт хозяин отдает на месте, а за нервы на следующий день привез человек гудрон с извеннениями глубокими, я отдал расписку что притензий не имею и это мурло поехал вызволять водилу, а все понесенные расходы хозяин повешал на него.Я потом частенько его видел во дворах, он бригадиром оказался.
Так что хули тут говорить, РОССИЯ страна мультинациональная.)))))
+1
я б сказал мультипликационная
+1
я от одного армяна слышал такое: существует всего три национальности — армяне, русские и нерусские.
0
это потому, что он считать всего до трех только умеет
0
А какого, спрашивается, хуя армянская контора дороги в Иркутске строит? Или это такой ничтожный вид бизнеса, что кроме армян никого больше он не интересует?
+1
Просто они демпингуют. Все понимают что получится хуйня, но тендерная система и откаты делают свое дело.
0
совершенно точно так
+1
А какого, спрашивается, хуя армянская контора дороги в Иркутске строит?
Армянская контора, к Вашему сведению строит дороги везде, в Маскве в первую очередь.
0
Не только строят дороги, но и другие области жизни засе… ют. Да и не только в МАскве. Христиане бл...!
+1
Или это такой ничтожный вид бизнеса, что кроме армян никого больше он не интересует?
Ты не прав там такое бабло вращается, что просто охуеть.А армяне больше никого не пускают.
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.