0

Всех посчитают к хуям

В России стартовала перепись населения-2010. Стартовала она пока я ебал где — во всяких отдаленных землях и весях, где пипл ебет оленей и учит детей не жрать жолтый снег. Оно и понятно, растает вся эта поебота, и хуй ты перепишешь этих ебаных ненцев с чукчами.

Перепись по сути — хуета, что может быть интересного с нее нормальному подонку, спросит меня нормальный подонок. А вот што! — отвечу ниибацца хитрый я. Новость сия запощена потому, что автор ее в далеком 2002 году сам был переписчиком и участвовал в первой российской переписи после развала СССР. И кроме того выебал своего куратора прям на переписном участке в школе №1 города Омска в зубоврачебном кабинете на зубоврачебном же кресле.

За это в том числе он (Зодд, хуле скрывать) был награжден памятным знаком «Ниибись конем братва — перепись 2002!»

Так как автор сиих строк на своей шкуре осознал, каково это — шляться по нармоканским притонам с толстой сумкой, ручкой и свистком, у меня к вам личная просьба — отнеситесь к этой поеботе с уважением. Данные ваши все равно никому не нужны, если надо — за вами итак приедут, не сцыте. А вот переписчик — существо подневольное, и скорей всего студент, которого пидорас-декан запряг отрабатывать по квартирам алкашей и ссаных старух, которым на кладбище давно прогулы ставят. Не шлите бедного мальчика\девочку сразу нахуй на мороз, там делов-то на ебаный гулькин нос и паспорта не проверяют.

А работа надо сказать — неблагодарная. Одну девочку у нас во время переписи покусала собака, вторую пьяные пубертаты закрыли в хате на сутки и чуть не выебали насильно в пятером, пацаненка одного отмукдохали в подъезде гопники и забрали телефон. На меня напал ебать какой страшный и буйный сынуля-даун одной из переписываемых. Лютая детина 30 лет отроду, небритая и слюнявая штопиздец, еле отмахался от него дверью ванной. При этом переписчику пиздить никого нельзя — он на госслужбе, а это статья если чо.

Однако в 2002 году наши труды не пропали даром. по итогу переписи в стране хуйпойми откуда нашлось 2 миллиона неучтенных людей. Вот так за два месяца мы охуенно повысили рождаемость в стране.

Однако в переписи населения есть забавный момент. Не знаю, как щас, но раньше в оранжевых листочках была строка — «вероисповедание». Туда можно было писать любую поеботу, по Конституции у нас свобода совести и неебет, можешь верить хоть в малиновый хуй инфернального Кибердемона.

Пасему, предлагаю славному сообществу подонков оставить свой след в статистике этой страны. Все хором пишем в той графе «подонок»!

Ну или на крайний случай — «шахид-многостаночник».

Комментарии (29)

0
Я шаманист и неебет.
+2
Ой какая мы цаца блять. Нормальных шаманов давно НКВД ухуякало. Отсалось одно пидорье.
Честные шаманы только в тундре да в тайге обретаются.

Но по мне — так бубен все равно попиздече креста на единороссовском соборе.
0
Че та мне логика подсказывает, что НКВД как раз пидарье то и подчистил. Хуй бы они нормальных шаманов достали.
0
я напишу подонаг и исчо напишу что верю в свой багровый хуй
0
награжден памятным знаком «Ниибись конем братва — перепись 2002!»

Пачетный памятный знак фсе время на груди носишь? Или в бане снимаешь?
написано заебись. Ниразу есчо с той стороны окопа не смотрел
0
я напишу МНЕ ПОХУЙ
+1
Так так, выебать кураторшу, это весьма интересно, скажите, это стандартная процедура была или неоффициальный трудовой бонус? И что делать если куратором окажеЦЦо мужик?
0
ебать партия прикажеть и никуда не денесся
0
опять на собеседование захотел? Хуй зачесался?
0
Huylan ты ж старый наверно и алчный, не пойдешь же, за то чтоб выебать кураторшу, по блат-хатам бродить с папочкой как студент?
0
Нихуя, мне 35 лет! И жлобом никогда не был…
+7
Выебать кураторшу было нетрудно.

Началось все с того, что я попал не в свою группу переписчиков. Прийдя в администраци. района, дабы записацца в славное стадо переписчиков, я был поставлен перед фактом, что переписывать я не буду нихуя никого. А это означало — пиздец! Ибо тогда мне надо было искать место прохождения практики, а сроки метания были уже проебаны.

На вопрос «А хуле так-то?» я был ошарашен бумажкой из ментовки, из которой следовало, что я судим за вооруженный разбой в 1994 году и меня к людям нельзя в хаты запускать. Часа два я ебал мозги всей администрации, доказывая, что в 1994 году мне было 12 лет и я нихуя никого не граюбил, потому как вообще в России не жил еще. В итоге какой-то жирный дядя в большом кабинете с двойными дверями, куда меня привели на предмет показать, сказал «Да менты походу в глаза ебуцца!» и приказал выдать мне сумку, свисток и платиковое удостоверение.

Я обрадовался, но на участках, куда послали наш ВУЗ уже не осталось к тому времени мест, и меня приписали к какому-то злоебучему призаводскому району, где доживали свой век бывшие и настоящие труженники данного оборонного предприятия. Я подумал — Да и похуй. И был не совсем прав, потому что район-то был говно то еще, да и далеко.

Но хуле, кто меня спрашивал? Сказали — песдуй вдаль и найди там Зою Игоревну. Я хуле попесдовал. Нашел. Зоя Игоревна оказалась рыжей девкой в очках с забавными кудряшками и моложе меня на год. Из таких, что вырастая, превращаются в отвратительных педантичных стерв и идут работать в налоговые или какие-нить паспортные столы, а чаще становятся учителями.

Но Зое Игоревне было всего 19 лет, а потому она еще не стала мерзотной змеей, а была вполне ебабельным организмом с веснушками. Трахнуть я ее задумал практически с первого дня переписи. А чо?

Но вот из-за того, что она сильно вжилась в роль начальницы над 10 рабами Росстата, сделать этого не получалось как-то никак. Однако, сблизило нас совместное горе. Тут надо немного рассказать про меня, буквально чуть-чуть. Человек я ниибацца неаккуратный и в целом свинья. Даже мой малолетний племянник часто зовет меня Андрей-Каряга, за что бывает нещадно пиздим полотенцем. Мне такое прозвище обидно, но как бы небезосновательно.

Ну и в процессе переписи, я — как знатная коряга — начеркал, намял, нарвал оченно дохуя бланков переписи, которые оказались подотчетными документами гособразца, подлежащими сдаче по описи и уничтожению не хуй пайми кем, а уполномоченными лицами. А я, как вот именно что хуй пайми кто, а никак не уполномоченное лицо, все запоротые бланки нахуй повыкидывал.

В последний день, когда неиспользованные бланки надо было сдавать вместе с заполненными, Зоя Игоревна обнаружила, что сумма прихода и возврата не бьется примерно на сотку. Учитывая, что ее роботы переписали всего-то 7000 человек, цифра хуеватая. Предвидя беду, Зоя Игоревна залилась горючими слезами, но тут из строя вышел я и сказал «Зоя, нисцыти! Эт я проеб наверняка, пойдемте на меня стрелы переводить».

В администрации, куда мы приперлись с чемоданом личных данных, было нихуя не до нас. Приехала какая-то комиссия из Москвы и важно шарилась по кабинетам, везде суя вельможный нос и поцыкивая еблами. На глаза комиссии попался я, и какой-то важный дядя в полосатом галсутке — видимо ихний пахан — по-отечески спросил меня:
— А ты переписчик небось?
— Ато бля, — нашелся я. — Вон чемодан важных статданных притаранил.
— Переписали всех? — строго стросил дядя.
— А как же! Заеблись, как те подтяжки.
— Замечания есть какие? — дядя хмуро зыкнул на работников администрации, те потупили взор, как мандовши под лупой дерматолога.
— Ебать, канешн! Кормили говном! Идешь по подъезду с сумкой и свистком, кааак грязь на клапан даванет! Хоть в мусоропровод дрищи.
Администраторские чото помычали в унисон и стихли.
— А народ, народ-то с пониманием отнесся? — обрадовался дядька, предчувствуя, как взъебет эту братию по качеству питания и выморозит на лапу.
— Народ — с пониманием, — отрапортовал я. — Пускали посрать.
— Ну ебать, вы молодцы, ребята, — осклабился пахан и понес какую-то пургу про дело госважности. Мимоходом повелел внести нас с Зоей Игоревной в списки ниибацца почетных переписчиков, пожал мне руку и стал дрейфовать куда-то к сортирам, видимо, что-то вспомнив.

Какая-то тетя из администрации между тем отобрала у нас чемодан, подписала неглядя все бумаги и послала нахуй поскорее. А мы и пошли, но не нахуй прям, а обратно на участок. Там на радостях, что пизда за проеб бланков обошла стороной, мы всей переписочной братией наебенились, Зоя разомлела, тут я ее и подловил за подвязку, как говаривали гусары в стародавние времена.
0
малацца тема сисег не раскрыта, но ффсеравно МАЛАЦЦА!
+3
Сиськи у Зои Игоревны были довольно символические. Зато жопа — персик и пизда — конфетка. Надолбившись в десна в мальчуковом сортире, мы в итоге переместились в кабинет зубного, что непременно положен в старых тру-школах. Там немного поеблтсь на охуенно неудобной кушетке, а потом я заметил зубоврачебное кресло.

А это для ебли раком — удивительно удобное место. Потому что высота данного кресла отлично регулируется педалью. Более того, высоту кресла можно прикольно менять прям в процессе. Зоя от этого пугалась, смешно взвизгивала и сокращалась вагинально.

Попробуйте как-нибудь. Вам понравится.
0
аффтырь пишы больше я в восторге щенячием от твоих изложений
0
надо купить таке зубоврачебное кресло
0
Так я же ебаный гений бля. Гадкий не даст соврать.
0
паправлю «ебучий гений»
+3
Опа, а у меня есть кресло с парикмахерской, может есть специалисты посоветующие как его тюнинговать до зубоврачебного? Кстати для более интенсивных вагинальных сокращений вам не помешало бы запустить бор машину, и периодически взвизгивать ею над ухом партнерши…
0
жжошь!!!
+1
тебе хоть эмануэль переписывай
0
Тема раскрыта полностью. Палутше, чем Фауст у Гёте!
0
молодчик респект и уважуха
+4
Молодец, у меня в давнии времена, мой кент Макс, был агитатором за одного блять иркутского кандидата в депутаты.Агитировал он в Жилкино, это блять такая мухосрань, что аж жуть.Ну вот шарохается он по Жилкино агитирует мать его, заходит в один дом и по квартирам пошел подписи собирать.Стучит в одну квартиру, открывает баба лет 35 бухая в усмерть, но симпотная как он сказал, он ей про выборы, а она говорит беги за пузырем и будешь агитировать.Он не будь лохом сбегал, сидит на кухне пьет и агитирует, а сам говорит хуй уже аж дымится, у нее грудь из халата аж вываливается и тут в самый не подходящий момент, заваливается ее брат бухущий, ну Макс не растерялся с братом общий язык нашел за пузырем сьбегал.Брат к ночи сломался и уснул, ну тут Макс и дал волю своему молодому естеству.На утро когда проснулись, похмелились Макс взял сних подписи и благополучно сьебал, а девушка Катя даже номер телефона дала и позвала еще в гости.Вот какая работа преписчика опасная, но временнами приятная.
0
бля а прикинь муж пришол бы охуеть заебёшся обьяснять, а если боксёр ил ещо какой физкультурник ток в окно.я попадал -хорошо что я крупненький и спортивный)))ведь и зарезать может он то дома, а мусарам они о чём нибудь причешут не сажать же мужа.
+1
хороший агитатор и мужа уболтает
+1
Имеешь ввиду на укол кожаной иглой? Занятно, пойти агитировать и выебать семейную пару…
0
не, свальный грех — не наш метод.
0
хороший агитатор может и в морг уехать главное в дозировке нужной информации поверь я не из хилых но сьебал бы ))))коль воможность есь
Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.